Все новости

Учитель и воин

Полковник в отставке из Ленинграда Владимир Фарберов собирал материалы о воинах-башкирах, воевавших в составе 11-ой армии, и писал о них. С ними ему довелось сражаться на фронтах Великой Отечественной войны, где он редактировал армейскую газету «Знамя Советов». Одна из статей была посвящена Тагиру Сафину – уроженцу села Большая Ока.

Тагир Сафин стоял у штабной землянки на посту и прислушивался к отдаленному гулу боя. Где-то шло горячее сражение, но здесь, на окруженной Приильменским лесом поляне, было тихо.

Через просеку видна деревня. Своими садами она чем-то напоминала красноармейцу его родное башкирское село, где еще совсем недавно он обучал шумных и неугомонных детей. Он вспоминает уроки в школе, свои волнения за ребятишек. Сколько переживаний доставляли ему трудные ученики, но какое он испытывал удовлетворение , когда кропотливый труд не пропадал даром: двоечники становились лучшими учениками класса и школы.

Кажется, прошла целая вечность с того дня, как покинул он школьников, но до сих пор свежи в памяти минуты прощания с ними и напутствие – вернуться домой с победой.

…Тревожный писк зуммера прервал мысли солдата. Через минуту из дверей землянки показался командир:

– Берите бутылки с горючей смесью, гранаты и бегите на дорогу. Прорвались немецкие танки! Их надо остановить!

Тагир выбежал на дорогу. С ним были Попов и Зайдуллин. Осмотрев шоссе, они решили рыть щели у насыпи, с обеих сторон которой были глубокие овраги.

– Если подбить хоть одного, - подумали они, – дорога застопорится и другим фашистским танкам пути не будет.

Только они успели вырыть окопы, показался первый фашистский танк. Когда он оказался в нескольких метрах, Тагир приподнялся и метнул в него бутылку. Бросок оказался точным. Через минуту в воздухе запахло горелым.

Из горячего танка выбежали солдаты, которых Сафин, Попов и Зайдуллин уничтожали меткими выстрелами. Та же участь постигла второй танк. К приходу остальных подоспела батарея. Танки повернули назад.

В октябре 1942 года второй батальон 682-го полка, где служил Сафин, участвовал в обороне близ деревни Вязовка Ленинградской области. Гитлеровцы обрушили на наши позиции лавину огня и стали. Минометная батарея, поддерживающая пехоту, оказалась в тяжелом положении. Поменять позицию было невозможно из-за больших потерь.

Командир третьей роты приказал командиру взвода Харитонову, старшине Харченко и красноармейцу Сафину помочь минометчикам перейти на новое место. Когда они были уже у цели, на батарею начал пикировать фашистский бомбардировщик. Сафин не растерялся. Укрывшись за деревом, он стал его обстреливать. Одна из пуль достигла цели, и самолет рухнул на землю.

Сафин, Харитонов и Харченко помогли минометчикам сменить позицию и продолжать громить оккупантов.

Бои закалили Тагира. Он стал умелым солдатом. Но в часы затишья он все больше тосковал о своих учениках. Сафин знал, что чем быстрее мы разгромим фашиста, тем раньше он вернется в родные края и решил, что больше пользы принесет став снайпером.

Тагир был хорошим стрелком, и командир поддержал его желание. Учителями нашего земляка стали известные снайперы Северо-Западного фронта Зайцев и Садыков. Под их руководством он успешно прошел тренировку. Конечно, были и неудачи, дни, когда снайпер от зари до сумерек лежал в засаде и возвращался, не уничтожив ни одного фашиста. Но неудачи не сломили бойца. Он больше тренировался, лучше маскировался, выбирал более «горячие» точки для «охоты». И тем самым стал грозой для немцев.

Однажды на рассвете Тагир подстрелил гитлеровца, несущего своим ящик с патронами. Когда к патронам начали подползать фашисты, он метким выстрелом уничтожал их. Наблюдавший происходящее немецкий офицер пришел в бешенство. Он произвел несколько выстрелов в сторону снайпера. Долго они прочесывали местность. Когда пулемет умолк, офицер, решивший, что с советским снайпером покончено, высунул голову из траншеи. Пуля Сафина тут же лишила его жизни.

За одним фашистским офицером Тагир охотился несколько дней. Гитлеровец был осторожен: из дзота в дзот перебегал опрометью, пригибаясь к земле. Снайпер терпеливо ждал момента. Промокший от дождя, шедшего с утра, он лежал в укрытии и наблюдал за вражескими окопами. Не опасаясь снайперского выстрела в такую погоду, офицер высунулся из траншеи и получил пулю в грудь.

К концу войны на боевом счету Сафина было более ста уничтоженных фашистов. О его подвигах не однократно сообщалось в газете «Знамя Советов» 11-й армии.

После войны Тагир Сафин вернулся к любимой профессии, преподавал детям физику и математику в Большеокинской школе. Он пользовался большим уважением в коллективе и среди учеников.