Все новости

От тракториста до директора совхоза

В Башкортостане был хорошо известен совхоз «Месягутовский», отличающийся высокой интенсивностью растениеводства и животноводства. В 70-90-е годы прошлого столетия добрая слава хозяйства давно перешагнула границы нашей республики. И без преувеличения можно сказать, что главная заслуга в этом принадлежала тогда его директору Борису Ильичу Ярушину, который руководил совхозом более двадцати лет.

Руководить хозяйством Борис Ярушин начал уже имея за плечами тридцатилетний опыт работы в сельском хозяйстве. Трудовую деятельность он начал в 1943 году трактористом колхоза имени Сталина (деревни Нижнее Бобино и Верхнее Бобино), работал там же бригадиром. Окончив Челябинскую советско-партийную школу (1966 г.), получил должность главного зоотехника колхоза. Еще тогда, заметив его организаторские способности, руководство района рекомендовало его председателем колхоза, который он успешно возглавлял в течение двух лет. Поэтому ни для кого в районе не было неожиданным, когда одно из самых крупных хозяйств района было доверено именно ему.

Новое хозяйство поставило перед ним много новых проблем, с которыми раньше не приходилось сталкиваться. Государство ставило перед коллективом совхоза новые задачи, нужно было увеличивать производство и продажу зерна, молока и мяса. Но как? Выход искали сообща, не один раз советовались в райкоме партии, Министерстве сельского хозяйства БАССР. Как правило, многие руководители колхозов и совхозов не вступали в конфликты с районным и республиканским начальством. Но Борис Ильич был не из таких, он всегда свою правоту смело отстаивал на различных инстанциях власти. Я сам хорошо помню, как ему нередко приходилось очень остро отстаивать свою точку зрения по тому или иному вопросу с помощью отлично проработанных аргументов для достижения цели. В результате директор совхоза и специалисты получили право самостоятельно планировать производство, внутрихозяйственную специализацию. В селах совхоза – Алегазово, Кызылбаево, Ай, Сосновке, Мелекасово, Малокызылбаево, Бургаджино, Буртаковке – была проделана большая работа, направленная на подъем экономики, на улучшение благосостояния тружеников хозяйства. Много было проявлено усилий, профессионального умения и творческой смекалки со стороны руководства и в первую очередь директора, прежде чем удалось вывести хозяйство в число передовых.

Уже в 1980 году коллектив совхоза произвел 154770 центнеров зерна, 12561 – картофеля, 287 – овощей, 29682 – молока и 7975 центнеров мяса. Это весьма большие объемы. Всей валовой продукции совхоза в тот год было произведено на 4 млн 261 тыс. рублей. А чистая прибыль составила 1 млн 165 тыс. 400 рублей. Интересный факт: в десятой пятилетке хозяйства района получили 10 млн рублей прибыли. Из них 5 млн рублей –«Месягутовский» совхоз, занимающий всего лишь 12 процентов пашни района. А 11 колхозов, владеющих примерно двумя третями пашни, получили прибыли около 5 млн рублей. Контраст, как видно, разительный. За этим стоит разный уровень интенсификации производства и организации труда.

Или такой пример. До 1975 года тысячу коров обслуживали 70 доярок и 30 скотников. Нагрузка на доярку была 15-18 коров и на скотника – 30-35. С переводом производства молока на новую технологию увеличилась нагрузка на каждого мастера машинного доения и скотника в среднем до 65-70 дойных коров. Совхоз ежегодно начал получать 1500-1550 телят, 5500-5600 поросят. Резко повысилась производительность труда, снизилась себестоимость производимой продукции. Как результат этого нововведения у животноводов поднялась заработная плата. К примеру, передовые доярки в то время получали в 1,5-2 раза больше, чем первый секретарь райкома или председатель райисполкома.

На первый взгляд, Борис Ильич был человеком угрюмым, не терпящим возражений, сосредоточившим в своих руках все вопросы деятельности совхоза. Однако, при более близком знакомстве с ним можно было увидеть, с каким вниманием он слушает каждого, кто к нему обращается, как он доверяет своим подчиненным, с каким уважением относится к каждому работнику. Именно такое отношение к людям и помогло директору совхоза сплотить коллектив, обеспечить высокие показатели работы хозяйства. За достигнутые успехи коллектив совхоза неоднократно награждался Красным знаменем Совета Министров РСФСР и ВЦСПС, пять раз выходил победителем во Всесоюзном соревновании.

И в республиканском соревновании совхоз девять раз был отмечен дипломами, свидетельствами и грамотами обкома КПСС, Президиума Верховного совета БАССР. Хозяйство считалось показательным в районе и республике. В совхоз за опытом приезжали из всей республики, аграрии других областей. Было что показать, чем гордиться.

С тех пор, как совхоз стал высокорентабельным, прибыльным хозяйством ежегодно стали поощрять людей материально. Для этого было разработано положение о балльной системе учета труда. Это положение являлось уставом жизни в совхозе: его обсудили и приняли на общих собраниях коллективов отделений, бригад, ферм и строго выполняли. От количества баллов зависела мера материального и морального поощрения. За нарушение трудовой дисциплины, появление на работе в нетрезвом виде, аморальное поведение в семье или быту работник лишается поощрений. А в то время они в данном хозяйстве были немалые. Это в значительной степени повысило дисциплину труда, общий нравственный климат среди членов коллектива как в рабочее, так и нерабочее время.

Заслуживает внимания тот факт, что распределением премий в хозяйстве занимался не руководитель хозяйства, а специальная комиссия, в состав которой входили представители всех категорий работников. Это было очень важно с точки зрения развития демократии и участия рабочих в управлении, а также снижения действия субъективного фактора в оценке трудового вклада каждого работника.

Директора совхоза Бориса Ярушина всегда отличало знание, учет интересов и нужд своих подчиненных. Как руководитель хозяйства он сделал все возможное для удовлетворения потребностей своего большого коллектива. На средства совхоза только на центральной усадьбе были построены дом культуры, дом быта, торговый центр, административное здание, детский сад, более двадцати жилых домов со всеми удобствами, заасфальтированы тротуары, площадь и т. д. Кроме того, в недалекой перспективе планировалось строительство крытого спортивного комплекса с игровыми площадками и плавательным бассейном.

Наверное, рабочий портрет Бориса Ильича Ярушина будет неполным, если не сказать о его исключительной скромности. Вот пример. Приехала как-то из Уфы творческая группа телевидения для снятия документального фильма о передовом хозяйстве. Встретил их Борис Ильич хорошо, но сниматься категорически отказался.

– Кроме меня в совхозе очень много хороших специалистов, передовиков производства,– сказал он отмахнувшись.

Другой пример. В середине 80-х годов прошлого века совхоз посетил министр сельского хозяйства СССР В. К. Месяц. Весьма довольный увиденным, он директору предложил современную японскую машину для служебных поездок. Борис Ильич тотчас деликатно отказался, сославшись на то, что у него есть служебная «Нива». А вот не мешало бы иметь совхозу большегрузные самосвалы, их не хватает для погрузки зерна из-под комбайнов в период уборки. Да, получил совхоз самосвалы, не один, а сразу несколько КамаЗов.

За 20 с лишним лет работы руководителем хозяйства Б. И. Ярушин стал заслуженным работником сельского хозяйства БАССР, награждался орденом Трудового Красного Знамени. Был членом Башкирского обкома КПСС, избирался депутатом Верховного Совета БАССР двух созывов.

Мне часто вспоминается сценка, виденная очень давно в селе, когда появилось первое электричество, воздвигались современные сельские клубы и школы. Сидели на скамейке старики и изредка обменивались мыслями своими.

– Вот бы отцы наши повставали, – один другому сказал. – И не поверили бы. Такого тут понастроили. Сказали бы, то не в нашей деревне. Брехня, мол…

А сегодня от жителей деревень бывшего Месягутовского совхоза можно часто услышать:

– Вот бы повставал Борис Ильич, увидев разрушенное хозяйство, сразу бы умер от остановки сердца.

Жил и работал Борис Ильич как Данко только с одной мыслью: «Что делать для людей?!» Весь сгорел на работе и умер от разрыва сердца жарким летом 1996 года, оставив после себя самое богатейшее хозяйство, так и не оставив семье даже собственного жилья.

Галимьян Каримов,

журналист.