Все новости
Новости
29 Марта , 09:02

Владимир Путин встретился с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым.

Встреча с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым

В.Путин: Александр Михайлович, в этом году переизбрание руководства, президента Академии. Это хороший повод поговорить о том, как живёт Академия, над чем работает, каковы перспективы и что нужно сделать дополнительно со стороны государства, чтобы поддержать науку, в частности академическую.

А.Сергеев: Спасибо большое за эти вводные слова. И я бы хотел сначала коротко остановиться на основных научных результатах, которые были получены российскими учёными, прежде всего в рамках программы фундаментальных исследований. И дальше рассказать о том, что мы хотели попросить у государства, для того чтобы эффективность работы Российской академии наук была выше.

Я подготовил небольшой буклет, и сначала хотел бы очень коротко рассказать о наиболее значимых результатах российских учёных.

Очень важно, что мы в 2021 году запустили первый космический аппарат «Арктика». Всего у нас их должно было быть четыре в рамках федеральной космической программы. Но деньги пока есть на два. В 2023 году ожидается второй запуск. Дело в том, что этот космический аппарат [находится] на совершенно уникальной орбите, так называемая высокоэллиптическая орбита. И если у нас будет четыре космических аппарата, то мы можем фактически непрерывно осуществлять мониторинг Арктики с хорошим пространственным разрешением, с хорошим временным разрешением, где-то раз в 15 минут. И мы сможем получать где-то до двух миллионов изображений в год. Это очень важно.

Таких спутников нет ни у кого. Европа, Соединённые Штаты и Япония планируют только в 2028 году такой спутник запустить. Спутник долгожданный, потому что до сих пор мы пользуемся в значительной степени информацией, которая идёт с зарубежных спутников. Теперь у нас есть свой такой спутник. Стали получаться первые изображения, которые здесь приведены, и это совместная работа Росгидромета, Роскосмоса, и, конечно, Российская академия наук здесь активно участвует.

В.Путин: Карта облачности, да?

А.Сергеев: Карта облачности и карта льдов. Очень важно, Владимир Владимирович, чтобы мы со временем – чем раньше, тем лучше – оснастили наши космические аппараты видением в радиодиапазоне. Дело в том, что в оптике мы не сможем проходить через [облачную] атмосферу, видеть, что находится на подстилающей поверхности. Речь идёт о радиодиапазоне, это должны быть радары сантиметрового, миллиметрового диапазона. У нас сейчас есть разработки в стране, но пока наши спутники не оснащены. Мы действительно работаем и с Роскосмосом, и с другими организациями, чтобы скорее это появилось, чтобы наблюдение было всепогодно, это очень важно.

Следующий результат – это беспилотный летательный аппарат совершенно новой конструкции, он называется «Циклодрон». Принцип движения фактически подсмотрен у старых колёсных пароходов. Современные средства автоматизации и непрерывного мониторинга за положением лопастей, наклонов позволяет таким образом управлять этой системой, что если есть четыре таких колеса, то можно программировать, осуществлять любые движения: вертикальный взлёт, посадка на наклонную стенку, подлёт к зданию и так далее. И это впервые было сделано. Хотя, конечно, есть такой знаменитый русский инженер Сверчков, который ещё больше века назад предложил этот тип движения, но до сих пор ничего не реализовано. И этот аппарат пока весом всего около 60 килограмм и с полезной нагрузкой всего 10 килограмм, фактически демонстратор, был сделан у нас в Сибири. Это разработка Института теплофизики Сибирского отделения Российской академии наук, который поддержан Фондом перспективных исследований. Мы считаем, что этот альянс очень хорошо сработал.

Здесь представлено, как в Новосибирске в институте СибНИА в аэродинамической трубе проходят испытания, а справа – это настоящий полёт.

В.Путин: Здесь написано, что первый полёт будет только в 2023 году.

А.Сергеев: Это шестиместного аэромобиля. А этот демонстратор полетел в прошлом году. Причём он летал довольно долго, 10 минут, если просто электрическая силовая установка. Час он может летать, когда гибридная силовая установка. Сейчас размер движителей полтора метра в диаметре, и сейчас делается первый пилотируемый такой аппарат с взлётным весом две тысячи килограмм, и в 2023 году он должен полететь.

В.Путин: А как применять его?

А.Сергеев: Он очень интересует, скажем, МЧС, пожарников, потому что он, в отличие от других квадрокоптеров и вертолётов, может просто подлететь к вертикальной стенке и осуществлять выход спасателей. Удивительно, но уровень шума у него оказался существенно меньше, чем шум квадрокоптеров, то есть в этом смысле он будет представлять интерес как более экологическая аэромобильная система.

Важно, что у него повышенная маневренность, потому что одновременное управление четырьмя колесами компьютером позволяет двигаться по совершенно произвольной траектории с достаточно хорошей скоростью.

Третий результат технологический, очень интересный. Мы знаем проблему гудронов: у нас очень много в результате производства топлива остаётся тяжёлых фракций, и гудроном завалены все свалки. Есть определённые процедуры – с помощью различных катализаторов из гудрона можно получать продукты, которые опять идут на топливо. Но здесь предложена очень интересная идея.

В реактор можно одновременно поместить гудрон, у гудрона [в молекулах находится] большое количество углерода и меньшее количество водорода, и отходы, скажем, полиэтилена, полипропилена, в которых, наоборот, больше водорода, чем углерода. В реакторе с определённым катализатором получается совершенно замечательный эффект. И те и другие отходы перерабатываются с выходом фактически до 92 процентов. Получается высококондиционное топливо. То есть это одновременно экология и по одним отходам, и по другим отходам.

Сейчас в Нижнекамске «Татнефть» запускает завод, только по гудрону, а на будущий год будет уже гудрон вместе с полипропиленом. Это разработка Института нефтехимического синтеза.

В.Путин: У полипропилена рынок огромный.

А.Сергеев: Да.

Следующий результат, он очень современный, потому что, с одной стороны, это климатические тренды, потепление, а с другой стороны, это наша Арктика. А с третьей стороны, это рыболовство, продуктивность наших северных морей.

У нас в прошлом году была экспедиция на академическом судне «Академик Келдыш». Из-за того, что ледовый покров в Карском море в прошлом году ушёл раньше, чем обычно, учёные пришли туда фактически во второй половине июня. И увидели гораздо большую эффективность фотосинтеза на поверхности моря, связанную с тем, что в это время солнце стоит ещё высоко, это полярный день, облучение идёт фактически целый день. Большее количество квантов света проникает под воду, и начинается процесс фотосинтеза. Процесс фотосинтеза, как мы знаем, как раз сопровождается депонированием углерода из атмосферы. И оказалось, что моря, которые освобождаются в конце июня – начале июля, в частности Карское море, в два-три раза более эффективно производят депонирование углерода. А депонирование углерода – это старт пищевых цепочек, которые идут дальше в экосистемы. Это значит, что там [может стать] больше рыбы. А в прошлом году у нас фактически начался отлов краба в Карском море. Поэтому это очень интересный тренд, когда моря, действительно, будут всё дольше без льда, будет происходить эффективное депонирование углерода, а это депонирование углерода идёт как раз в пищевые цепочки, которые поднимают продуктивность морей.

В.Путин: Там в целом экосистема будет меняться, может быть, и депонирование будет меньше.

А.Сергеев: Вы знаете, это очень интересный вопрос конечный – а куда всё это идёт? Потому что мы же должны депонировать [углерод] в твёрдую фазу, из газообразной в твёрдую фазу. Оказывается (в одном из своих выступлений Вы говорили, и мы очень рады, потому что мы давно об этом говорим), что морская поверхность не меньше депонирует углерода, чем, скажем, наши [сельскохозяйственные] угодья.

В.Путин: Поэтому мы предлагаем учитывать и это.

А.Сергеев: Это обязательно надо учитывать. Но вопрос о том, где углерод оказывается в конце концов в твёрдой фазе, – вопрос до сих пор открытый. В дальневосточных морях ведутся такие исследования. В створках моллюсков накапливается углерод, и эта пищевая цепочка приводит к тому, что выращиваются моллюски, белок которых идёт на питание, а створки – это то, что как раз улавливает углерод. И сейчас в некоторых странах мира начинается создание таких ферм, в которых выращиваются моллюски с большим объёмом, с большой массой створок. И это есть как раз одно из предложений, каким образом входить в климатические проекты через море.

Владимир Владимирович, конечно, обязательно надо сказать о научных новостях в борьбе с коронавирусом. Понятно, что в 2020 году основное внимание было сосредоточено на производстве вакцин. В 2021 году у нас есть интересные результаты по созданию новых платформ лекарств. Мы сейчас говорим именно прежде всего о платформах. Может быть, пока не до конца прошедшие клинические испытания препараты, а именно платформы. Почему? Кто знает, какой «прилетит» вирус в следующий раз? То есть нам надо быть готовыми не по отношению к конкретному вирусу, который мы не знаем. У нас должна быть достаточно универсальная платформа, и создана такая уникальная платформа, не имеющая в мире аналогов.

Коротко ещё два результата, они из гуманитарной сферы. Очень интересный, на наш взгляд, результат получен в Улан-Удэ. У нас в Улан-Удэ есть собрание древних восточных рукописей, это фонд Института монголоведения, буддологии и тибетологии. Там [около] сотни тысяч томов, это самое большое в мире хранилище тибетских рукописей, они не расшифрованы. Коллеги, которые работают, говорят, что для того, чтобы профессионал расшифровал, скажем, какой-то томик, на это уходят десятилетия. Применили искусственный интеллект, программу глубокого обучения, то есть взяли 500 текстов, которые расшифрованы, и научили машину, каким образом расшифровывать. С 94-процентной точностью результат, полученный в результате машинного обучения, дал распознавание этих символов.

Теперь мы это ставим на поток, всё это цифруется, и дальше машина расшифровывает.

В.Путин: Уникальный фонд будет мировой культуры.

А.Сергеев: Да. Причём в этом же институте, в этом Центре восточных рукописей, у нас довольно много, около семи тысяч памятников древнемонгольской письменности. И дальше, если мы отработаем на этих языках, то тогда фактически любой язык древний, на котором сейчас есть нерасшифрованные книги, будет здесь использован. Коллеги говорят, что появилась возможность все эти 100 тысяч памятников на протяжении жизни нашего поколения расшифровать.

В.Путин: Уникально абсолютно может быть.

А.Сергеев: Наконец, последнее – это Институт археологии Российской академии наук. Впервые сделана такая общедоступная, на сайте института находится, версия археологической карты России. То есть любой желающий – в том числе турист, студент – может зайти на сайт и посмотреть, где у нас расположены какие наши археологические находки.

В.Путин: Погружаться в наше культурное материальное и нематериальное наследие.

А.Сергеев: Да. Это как раз фундаментальное основание для изучения материального, нематериального культурного наследия.

В.Путин: Здорово. Интересно.

<…>

Автор:http://kremlin.ru/events/president/news/68073